Добрачные отношенияДобрачные отношения


Генетическая консультацияГенетическая консультация


Юридическая справкаЮридическая справка


СоветыСоветы


Сценарии и игрыСценарии и игры


Тосты и поздравленияТосты и поздравления


ПодаркиПодарки


Традиции и обрядыТрадиции и обряды


Народные приметыНародные приметы


ТестыТесты


После свадьбыПосле свадьбы


Свадебные юбилеиСвадебные юбилеи


АнекдотыАнекдоты


Карта сайтаКарта сайта


СсылкиСсылки









02.12.2015

Свадебные традиции горских евреев

Прежде, чем повести разговор о свадебных традициях горских евреев, мне бы хотелось обозначить одну немаловажную деталь. Многие из нас в силу отсутствия знаний в этой области зовут горских евреев татами. Доподлинно известно, что некоторые таты и вправду ведут происхождение от горских евреев. В настоящее же время совершенно очевидно, что это две разные народности, которые хоть и взаимосвязаны, но относятся к разным этносам. Кроме того, сами горские евреи и таты относят себя к разным этническим общностям. Подобную ситуацию можно наблюдать у лезгинов с табасаранцами и некоторыми другими народами лезгиноязычной группы.

Непосредственно свадьбе у горских евреев предшествовал ритуал сватовства. Очень популярными тогда были «браки по колыбельному сговору». Некоторые ученые и историки в своих трудах рассказывают, что согласия девушки на брак никто и никогда не спрашивал. Если юноше приглянулась девушка и он хотел на ней жениться, то извещал об этом своих друзей, которые, в свою очередь, рассказывали его отцу о намерении жениться. Поскольку говорить о женитьбе с отцом напрямую считалось делом постыдным и недостойным.

Узнав о намерении сына жениться, отец отправлял в дом потенциальной невесты сватов, а нередко и сам шел с ними. Сама девушка, как и ее мать, не принимала в этом разговоре никакого участия. Здесь оговаривались все детали, включая размер калына (калыма). Нередким было явление, когда отцы парня и девушки собирались у кого-то в гостях и под влиянием горячительных напитков, подавая друг другу руки, клялись в вечной дружбе и при свидетелях давали согласие на брак. Таким образом, жених и невеста не видели друг друга до самого дня свадьбы.

В противовес этим словам другие ученые и доктора наук утверждали, что если сватали взрослую девушку, то её согласие было обязательным. Невесту выбирали в возрасте от года до 20 лет. Если девушка была еще совсем юной, то от её лица со сватами разговаривал отец. Девушка постарше же решала этот вопрос сама. Её никто не заставлял давать согласие.

Когда просватанные жених и невеста подрастают, они начинают отправлять каждую субботу друг другу подарки. Как правило, это были фрукты и субботние кушанья. Обязательным правилом было то, что невеста должна была отведать блюда, приготовленные в доме жениха, а жених — блюда, приготовленные в доме невесты. Помимо этого жених нередко отправлял своей невесте что-то из предметов гардероба и различные изделия из золота и серебра. Невеста же вышивала кисеты для табака, ермолки, выполненные в азиатском стиле, украшенные бисером и мишурными украшениями. Того, кто вручил подарок невесты жениху, жених по-своему благодарил, заранее приготовив ему презент за труды. В платок, в который был завернут подарок невесты, жених клал монетку и завязывал его в узелок, после чего секретно отсылал его невесте.

Если просватанная девушка до свадьбы где-нибудь встречала своего жениха или кого-то из его родни, то тут же должна была присесть на землю, прикрыв лицо платком. А жених, завидев свою суженую, от стеснения не мог с ней даже заговорить. Бывало так, что невеста и жених оба попадали на одну свадьбу, скажем, родственников или односельчан. В этом случае жених был обязан сделать невесте «шабаш». После этого начинается настоящее веселье, сопровождающееся игрой на зурне и барабане. Невеста становится в круг и начинает танцевать, а распорядители по танцам и молодежь хороводят вокруг нее.

Отец жениха за месяц до свадьбы является в дом родителей невесты затем, чтобы выплатить отцу определенную сумму денег (калым) — выкуп за невесту. На эти деньги шились различные наряды для молодой. По своему желанию отец невесты мог оставить эти деньги себе и потребовать с жениха еще столько, сколько было потрачено на воспитание дочери с ее младенчества до свадьбы. Порой, помимо суммы, выплаченной женихом, отец невесты мог добавить денег в приданое своей дочери.

В старые времена у горских евреев был обычай. Жених отдавал отцу своей суженой перед свадьбой 1 корову, 12 рублей (18 пудов) пшеницы, 3 пуда сарачинского пшена, 20 куриц, 3 аршина шелковой материи и белую простыню.

При родителях жениха и невесты и свидетелях с раввином заключался брачный контракт. В нем оговаривалось, что муж обязан кормить и одевать супругу.

За неделю до свадьбы жених приготовлял кушанья для того, чтобы раздать их людям, которые пребывали в трауре по близким, которые умерли в том году. Делалось это для того, чтобы получить от них разрешение сыграть свадьбу во время их траура. По традиции без этого разрешения свадьбу справлять не полагалось.

В начале этой недели молодая приглашала к себе двух подруг. Они шили для нее свадебные наряды, всячески ей прислуживали и были рядом с ней до самой свадьбы. Их называли «согдуши». То есть, иными словами, «прислужницы». В субботний вечер эти прислужницы посещали всех девушек деревни и приглашали их в дом молодой. Пришедшие в ее дом девушки, оставались у нее до самого ее выхода замуж.

Как правило, свадьбу назначали на вечер среды. Реже - на четверг и пятницу.

С воскресенья до среды все девушки сидят в её доме целыми днями. Здесь они веселятся, кушают, танцуют и поют. В течение этого времени по утрам и вечерам молодая в сопровождении девушек выходила на крышу своей сакли, где распевала песни. После этого молодая идет в гости к тем своим родственникам, которые будут присутствовать на ее свадьбе. По пути она с девушками поет песни, танцует и заходит в дома родственников. Здесь по окончании трапезы ее одаривают различными презентами, после чего она с девушками, также с песнями и плясками, отправляется домой.

В течение этой же недели в дом жениха являются женщины его рода. Они шьют ему одежду к торжеству. А он в свою очередь одаривает их презентами.

Вечером четверга в его дом являются два шафера. Их зовут «бирорами» (братья). Если один из них был братом жениха, то его звали «домором». Двое шаферов, как правило, всегда были рядом и не отходили от него до самой субботы.

В пятничный день для гостей готовятся различные блюда. После вечерней молитвы шаферы посещают жителей деревни с приглашением в дом жениха. Те, кого пригласили, приходили к жениху и веселились там допоздна.

В субботу после утренней молитвы жители деревни снова приглашались в дом жениха. В старые времена, по обычаю, в субботнее утро, дом жениха посещали исключительно старцы. Спустя время этот обычай немного позабылся, и в дом стали являться все мужчины, независимо от возраста. Тут они развлекаются до обеда. В обед мужчины расходятся по своим домам, а им на смену приходят женщины, которые тоже веселятся, танцуют и поют до самого вечера.

В воскресенье молодые люди идут в лес по дрова, которые необходимы для топки. Как правило, эти дрова привозили на ишаках. В знак благодарности за проделанную работу жених повязывал на голове каждого ишака платок. Вечером понедельника все, кто ездил в лес по дрова, приходят в дом жениха, где развлекаются весь вечер. А за день до этого веселья являются барабанщики и зурначи. Их радостно встречают на улице женщины, которые выходят к ним с посудинами на голове, в которых лежат свежеиспеченные чуреки. Когда музыканты уже оказываются во дворе, молодые девушки пускаются в пляс, сопровождая свои танцы пением.

В доме невесты во вторник готовятся кушанья, состоящие из плова и куриц, которые предварительно были взяты у жениха. Этими кушаньями угощают всех односельчан, в том числе отца и братьев жениха. Однако сам жених здесь не присутствует. Вечером все эти люди отправляются в дом жениха, откуда выносят все подарки и наряды, приготовленные женихом для невесты, и целой свитой идут с ними в дом невесты. Вся эта процессия идет таким образом: мужчины несут в руках факелы, дабы освещать темные улицы. Как правило, они идут впереди. Сразу за ними идет женщина с подносом на голове, в который заранее женщины кладут 2 килы сарачинского пшена и 2 курицы. Сюда же ставят все презенты от жениха. А уже за ней идут прочие женщины, несущие на головах подносы с чуреками. Позади них шагают зурначи и барабанщики, сопровождая шествие музыкой. За ними идут все остальные сельчане с зажжёнными факелами, которые относят во двор. Играет музыка, молодежь веселится, а юноши с криками «Ура!» стреляют в честь невесты из своих ружей.

Для прислужниц и подруг, которые все время сопровождали молодую, готовятся кушанья из пшена и куриц, отправленных женихом невесте. В эту ночь молодую развлекают, поют для нее. В этот вечер она одевает свои самые красивые платья и костюмы, а поверх завязывает шелковый платок. Прислужницы и ближайшие подруги находятся с ней до двенадцати ночи. В этот вечер невесте и ее подругам красят руки и пальцы специальной красной краской. Как правило, в среду и жених, и невеста обязаны были поститься.

В момент, когда жених начинал брить свою голову, его приближенные друзья выходили на своих лошадях в деревню и джигитовали. После того, как с бритьем головы было покончено, жених садился на лошадь и догонял своих друзей, которые в свою очередь очень тепло его встречали.

Женская половина деревни, завидев скачущего мимо их домов жениха, выходила на улицу, и бросала муку ему на плечи. После этого он бросался на лошади прочь в сторону реки, и все друзья пускались за ним. Здесь жених совершал купание. После чего его друзья одевали его в венчальную одежду. Невеста в свою очередь должна тоже совершить купание. Либо в речке, либо в микве. Так евреи называли специальную импровизированную купальню, предназначенную как раз для этого.

Когда жених был обут и одет, его сопроводители садились трапезничать. Жених к еде, естественно, не прикасался, в связи с тем, что, как и его суженая, постился. По окончании трапезы он задавал вопрос своим сопроводителям: «Кто пожелает первым известить невесту о том, что я уже готов?» В этот момент трое юношей мигом пускаются вскачь. Первому прискакавшему невеста дарила шелковый платок. Платок повязывали коню на шею, а на лбу разбивали яйцо с целью защитить его от сглаза. Двоим прискакавшим позже доставалась курица и кувшин вина.

Жениха и его сопроводителей жители села встречали с почестями. Им выносили вино и шашлыки. Ближайшие родственницы жениха выходят к нему с подносами на головах, в которые, как правило, укладывали чуреки. А в чуреки вставляли восковые свечи.

Среди них стоит «енга». Ею могла выступить сестра жениха или одна из приближенных родственниц. Ее роль заключалась в том, чтобы стоять рядом с женихом со свечкой и петь до самого вечера: «Ой, атлан, атлан шов, Темир-Хан атлан шов!» Вся женская половина танцевала при женихе. В это время приходил раввин с учениками и начинал петь традиционную песню жениху. После этого они провожают домой жениха, где его встречают танцующие пожилые люди.

В то же время отец жениха, братья жениха, раввин и другие доверенные люди направляются в дом родителей невесты для того, чтобы произвести оценку ее приданого. Делалось это для оговорки и внесения в брачный договор условий - в том случае, если молодые разведутся.

После этого все возвращаются в дом жениха, после чего снова отводят его к людям, у которых траур. Здесь жених просил прощения и разрешения сыграть свадьбу. Свадьбе, конечно же, никто не противился. Жениха все принимали хорошо. Его одаривали подарками, после чего он, поцеловав руки хозяевам, уходил.

Дальше он направлялся в дом невесты. Здесь для него уготовано специальное место. Рядом с ним садятся все молодые люди, а также почтенные старцы. В эту минуту в помещение заходит мать невесты. По старинному ритуалу, ей надлежало войти в помещение с дарами в виде новой папахи, серебряного пояса и красного шелкового платка. Жених должен встать со своего места и, сложив руки накрест на груди, опустить голову и встать пред нею, словно подчиненный. Затем он целует ей руки, как бы падая на колени, чего она не допускает. Мать невесты надевает ему папаху, затягивает пояс, а поверх него свисает красный шелковый платок. Потом, по обыкновению, она должна была поцеловать его в голову, и пуститься с ним в танец.

В эту минуту молодые вскрикивают: «Гой Шабаш! Гой Шабаш!» Когда мать невесты уходит, встают почтенные старцы из рода невесты и показывают класс, исполнив старинный ритуальный танец. Закончив его, старики также целуют жениха в голову и одаривают его презентами.

Невесту же, сидящую в доме в отдельной комнате, развлекают песнями прислужницы и приближенные подруги. Балдахин, состоящий из четырех длинных палок, поверх которых накинут большой шелковый платок, стоит на улице. Юноши поддерживают эти самые палки. Все остальные стоят у балдахина с зажженными нефтяными факелами. Женщины же стоят с восковыми свечами в руках. Под балдахином становится жених. К нему присоединяются его отец и раввин. Все ждут невесту.

В этот момент брат невесты идет в дом, дабы позвать невесту на венчание. Тогда прислужницы отводят ее к балдахину. Если же венчание происходило во дворе синагоги, то, по обычаю, невеста садилась на лошадь и отправлялась туда верхом. Ее, как правило, сопровождал брат, который и вел лошадь. Согдуши провожали ее на лошадях, но при этом еще держали в руках зажженные свечи. Отец невесты и ее братья входят под балдахин, только когда под него входит невеста с сопроводительницами.

Стоит отметить, что ритуалы венчания у горских евреев выполнялись так же, как и у европейских евреев. То есть, они были схожими. Различие лишь в том, что у европейских евреев молодая должна была обойти жениха вокруг 7 раз. Такого обычая у горских евреев не наблюдалось.

После того, как молитвы были прочтены, а брачные условия оговорены, сопроводительницы невесты уводили ее из-под балдахина. Брат сажает ее на лошадь. И тут же раздаются выстрелы в честь молодых. Енга - сестра невесты - обязана ехать за ней, держа свечу в руке, но уже на другой лошади. Если у молодой сестры не имелось, то в качестве енга посылали девушку из ближайших родственниц. Лошадь, на которой сидела молодая, вел ее брат, а молодые девушки шли рядом и сопровождали ее до самого дома жениха. В это время сам жених еще оставался под балдахином. А раввин и ученики пели традиционную песню.

После ее исполнения жениха провожали в родительский дом. На невесту, проезжающую мимо домов сельчан, бросали сарачинское пшено выбегавшие из своих жилищ женщины, желая тем самым народить кучу детишек. Подобным манером ее встречала и вся женская половина в доме жениха. Перед дверью у порога ставили кусок железа. Невеста переступала через него. Это считалось залогом счастливого брака. Затем ей сразу приносили два стакана. в одном из которых был мед, а в другом - масло. Горские евреи считали, что если молодая обмакнет свою правую руку в масло, а левую — в мед и после этого смажет дверной косяк обеими руками, то у нее будет счастливая и шикарная жизнь.

Брат невесты, войдя в дом, делает в честь нее шабаш и танцует с ней лезгинку. А юноши с громкими возгласами «Ура!» стреляют в воздух из ружей. Дома уже всем разливают вино, и все пью за здоровье и счастье молодых. Молодую провожают в отдельное помещение. При ней обязательно находились янга и две сопроводительницы. Односельчане приносили, каждый из своего дома, по три чурека с яйцами и мясом. На пороге стоял человек, который принимал эти продукты. Саму свадьбу, на которую стекались односельчане, как правило, играли вечером.

Садился жених. Подле него стелили шелковый платок большого размера. На него клали презенты, деньги или разнообразные золотые и серебряные изделия от людей, которые подходили к молодожену с поздравлениями. Рядом с ним стоит человек, озвучивающий, кто и что принес и в каком количестве. Наконец, входит мать жениха с родней. В руках она держит посуду. В ней находится три чурека, которые окрашены в разные цвета. В каждый чурек втыкались по три тоненьких зажженных восковых свечи. Рядом со свечами ставили три яйца и три яблока. В яблоки воткнуты монетки. Мама протягивает эту посуду сыну. А человек, стоявший рядом, провозглашает сумму денег, которую выделила мать и вся родня. Подобным манером собирает подарки и невеста. После того, как все презенты были получены, жених принимал их по счету при свидетелях. После этого все собирались за трапезой. Когда заканчивали с ужином, по желанию, некоторые расходились по своим домам. Те, кто оставался, веселились до рассвета, танцевали под лезгинку.

В полночь согдуши и енга выходили из комнаты молодой, а шафера вводили к ней жениха.

Данную статью я писала, опираясь на труды известных ученых, этнографов Ильи Анисимова и Иуды Черного.

Наиля Эмирханова


Источники:

  1. gorskie.ru




При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:

http://easy-wedding.ru/ "Easy-Wedding.ru: Свадьба с удовольствием"